Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

на работе

(no subject)

Давненько меня тут не было! Увы, "то пирую, то блядую, то по ягоды пошла":)
Сейчас я занимаюсь оформлением витрин, и за время карантина настряпала море всяких штук. Ща буду показывать!
Collapse )
на работе

Не верю.

Сколько раз я наталкиваюсь в сети на обсуждение - осуждение людей с лишним весом, столько мне хочется сказать одну вещь. Но обычно это не влазит в формат коммента, поэтому я положу ее тут. Обычно считается, что полный человек (кой чёрт, полная женщина - обычно обсуждают почти исключительно Её, а не Его) много ест, слишком налегает на те продукты, которые в текущем сезоне объявлены вредными и пренебрегает спортом. А вот, дескать, если б она ела один салатик, да потела в качалке - была бы стройна, как тополь молодая. И нечего тут валить на обмен веществ и строение костей.
Я могу встать ночью и сожрать пол-батона, запивая их молоком. Потому что ночью как-то отходишь от стрессов, и организм вдруг вспоминает, что он нежрамши.
Из спорта у меня одна пешая ходьба. Ну ок, раза три за зиму я выбираюсь на лыжах, и летом целую неделю гребу на лодке, но это явно не называется "заниматься спортом".
Я никогда, с тех пор как мне стукнуло двадцать (а это было прямо скажем, не вчера) не сидела на диетах.
Результат?
Сорок три кило ребята. Штаны моего одиннадцатилетнего сына мне велики. Если объявлено штормовое, на Троицком мосту меня шатает ветром. И я знаю почему. У меня точно такой папа - если головной убор прикрывает седину, в спину ему говорят "мальчик, ты выходишь на следующей?". У нас обоих что называется "грациальное сложение" - тонкие кости, лёгкий скелет.
Так что не верю я во все эти доброжелательные советы полным людям. По-моему это фуфло.
Тут я ещё не касаюсь темы, что часто прекрасное здоровое сложение объявляют "лишним весом" - за что мне, нервной анорексичек, иногда хочется уебать говорящего трубой промеж глаз, чисто для того, чтоб немного разрядить атмосферу.
на работе

(no subject)

Чтобы найти в себе силы на эту запись, мне пришлось напиться. Я бросила аспер. У меня нет сил, нет достаточных знаний и умений, я просто не могу. Не сочувствуйте. Не подбадривайте. Не спрашивайте.
Но соискательство-то остаётся...
я на фотке Мэг

Как я перестала красить ногти.

Чтобы пресечь лишнее словоговорение, скажу - думаю существует некий минимум маникюра, которого таки лучше придерживаться. На мой взгляд это ногти удобной хозяйке длинны, без заусениц и зазубрин. Прочее - на усмотрение.
Collapse )
на работе

Н.Я. Мандельштам "Воспоминания"

Я написала пять вариантов отзыва на эту великолепную книгу, и все пять мне не понравились. Я не претендую писать свои скромные рецензии на уровне авторов, но тут всё, что я могла бы сказать настолько мелко и лишнее, что я решила просто показать вам всем цитаты, больнее и глубже всего меня задевшие. Для меня это книга о великой любви и о настоящей женщине, сумевшей любить Поэта даже после его физического уничтожения.

<lj-cut>Вероятно, смертная казнь не только символизировала для них
[О.М. и Б.С. Кузина] всякое насилие, она еще чересчур конкретно и зримо представлялась их воображению. Для рационалистического женского ума это менее ощутимо, и поэтому массовые переселения, лагеря, тюрьмы, каторга и прочее глумление над человеком мне еще более ненавистны, чем мгновенное убийство. Но для О. М. это было не так, и первое его столкновение с государством, тогда еще «слишком новым» [67], произошло из-за его отношения к смертной казни.

Мне представляется что вот именно по таким различиям проходит истинная линия того самого гендерного различия. Во всяком случае мне это более чем понятно и близко: если смерти, то мгновенной, если раны - небольшой.


Единственное, что мне казалось остатком болезни
[судя по всему ПТСР, хотя Н.Я. утверждает, что речь идёт об особом виде тюремного психоза], это возникновение у О. М. время от времени желания примириться с действительностью и найти ей оправдание.

Аплодирую стоя. С ТОЙ действительностью только и можно было примириться если у тебя с головой худо. А впрочем, для меня самой эта фраза ох какая жизненная.


Мне снились нелепые сны: коридоры, огромные, словно крытые потолком улицы, с дверями по обе стороны. Сейчас двери откроются, и я буду выбирать себе комнату. Иногда оказывалось, что за дверями живут мои уже умершие родственники. Я сердилась: оказывается, вы здесь — все вместе, зачем же я скитаюсь?



И весь этот год он спешил. Торопился. Очень торопился. Одышка от этой спешки становилась все мучительнее: прерывистое дыхание, перебои пульса, посиневшие губы. Припадки чаще всего происходили на улице. В последний воронежский год он уже не мог выходить один. И дома бывал спокоен только при мне. Так мы сидели друг против друга: я молча смотрела на шевелящиеся губы, а он наверстывал потерянное время и спешил сказать свои последние слова.


Вот она любовь! Куда до неё всем принцессам, мучительно оценивающим подарки, всем Стерлиговым, мечтающим справиться хоть с одной бабой - это Люди, это Любовь. Плачу.

Вот что говорила нам певица: не может быть, чтобы ее мужа отправили в лагерь — ведь он только что оттуда вернулся. Значит, его вышлют куда-нибудь, ну и пускай… не все ли равно куда… И она поедет за ним и будет петь… Не все ли равно, где петь — в Ленинграде, Ишиме, Воронеже или Иргизе… Всюду можно петь — в любой сибирской деревне… Она будет петь, и ей дадут муки, и она испечет хлеб… И они вместе его съедят…

Женщины этих лет. Жены, провожающие любимых в ад. Желающие такой простой и навеки отнятой вещи - вместе есть хлеб.


По ночам я кричала. В ту зиму я начала кричать страшным нечеловеческим криком, словно животное или птица, которую душат. Шкловский дразнил меня, что все люди кричат во сне «мама!», а я кричу «Ося!» До сих пор я пугаю этим криком соседей, да еще цветом ладоней: с того же года они в минуты тревоги вдруг становятся ярко-красными.


Она непрерывно заботилась о маникюре — а это особенно актуально, когда годами топишь времянку, скребешь кастрюли и полы, — и о своей длинной полуседой косе. Ее грызло тайное беспокойство, что, если она «не сохранит своего облика», Усов может не узнать ее на том свете. Точно так она беспокоилась о своем «облике» и в казахстанской ссылке, когда Усов отсиживал лагерный срок. Она тщательно готовилась встретить его такой же красоткой, как в ночь расставания. После смерти Усова она долго на него сердилась, что он так легкомысленно бросил ее одну, попросту дезертировал, и ей приходится самой разбираться во всех этих лексикологиях и стилистиках, чтобы заработать свой черствый вдовий кусок хлеба.

То чем это кончилось для них. Кто скажет, что они были чересчур озабочены собой, кто рискнет сказать такой женщине про "миф о красоте" и какая сволочь рискнула бы попрекнуть недостаточным маникюром?


В тех условиях смерть была единственным выходом. Когда я узнала о смерти О. М., мне перестали сниться зловещие сны. «Осип Эмильевич хорошо сделал, что умер, — сказал мне впоследствии Казарновский, — иначе он бы поехал на Колыму». Сам Казарновский провел ссылку на Колыме и в 44 года явился в Ташкент. Он жил без прописки и без хлебных карточек, прятался от милиции, боялся всех и каждого, запойно пил и за отсутствием обуви носил крошечные калошки моей покойной матери. Они пришлись ему впору, потому что у него не было пальцев на ногах. Он отморозил их в лагере и отрубил топором, чтобы не заболеть заражением крови.


Зачем, зачем это было нужно? Зачем было загонять О.М. в смерть, что на Руси все клялись именем Мандельштама? Опасность для существующего строя от слишком изысканного для масс поэта? Или просто нобходимость стереть в лагерную пыль всех, кто не хрюкает хором? О, страна, пожирающая своих лучших, отторгающая тех, кто так умел её любить! Не богаче ли мы были бы, если бы Набоков, Мандельштам, Бродский - все убитые и высланные писали здесь и для нас?</lj-cut>
на работе

Оливер Сакс

Читаю О. Сакса, "Человек, который принял жену за шляпу". Это абсолютно потрясающая книга, хотя я отдаю себе отчет в том, что читаю я её не так, как читал бы профессионал, потому что книжка - про невропатологию. Сакс описывает утраты проприоцепции, разнообразные афазии, амнезии и напроти - синдромы Туретта, гиперфазии...
Наиболее любопытным в этой книги для меня является мысль о расплывчатости нормы. Норма - фиктивная королева. Не только норма психического здоровья - "здоровый человек" в этом плане - совершенно сферическая лошадь в вакууме, но и норма как таковая - всегда должна находиться под внимательным и критическим взглядом.
Талант - есть отклонение от нормы, это трюизм, не мной измысленный. Но любопытно (при описании синдрома Туретта) видеть, как талант и болезнь находяться едва ли не в прямой зависимости. И в итоге возникает вопрос - что такое норма с точки зрения творчества, души, духовности? Болезнь может открывать такую грань мира, такие удивительные переживания,к которым среднестатистический здоровый человек может испытывать зависть, а отнюдь не жалость.

Тема, вообще, многогранная, не один Сакс о ней размышляет:
http://juslex.livejournal.com/308419.html#cutid1 - Юслекс очень интересно пишет о наркотиках, вернее о винте - который на нчальной стадии зависимости давал несомненно многое и очень быстро - что наводит на размышление опять же о тонкой зависимости творчества, наркомании, душевной болезни.
Многообразие здоровья, иные способы восприятия - или болезнь, отклонение, хаос?
Я не пропагандирую ни наркотики, ни тем более культивирование душевных недугов, ни в коем случае.
Просто всё это вновь и вновь укрепляет меня в радостной мысли о разнообразии и безоценочности мира.
на работе

(no subject)

Коротко о главном.
Мы уже, с 16 числа, дома, здоровы и веселы. Рожала сама, порезали, конечно (интересно, а сейчас бывает, чтоб не резали?) но не шибко, такие порезы, допустим, на руках, переживаются без повязок.
Молока у меня много, мелкий уже набил "мозоль саксофониста" на верхней губе - жрет за двоих, а я женщина-фабрика и женщина-ксерокс - на меня он похож, кажется, только ушами.
Всем кто за нас болел - большое спасибо, с нами можно будет увидется, когда потеплеет - буду выползать с коляской.
на работе

Длинный пост номер один

Страшно далеки были они от народа…


Две недели я пролежала в больнице и впечатления мои незабываемы. Мариинка – не худшее лечебное учреждение, а по качеству именно медицинского обслуживания – далеко не худшее. К однозначным недостаткам я бы отнесла отсутствие дверей на туалетных кабинках (до сих пор теряюсь в догадках – дорого? Есть опасность, что ты там запрешься и умрешь?) и то, что врачи не хотят объяснять тебе что, как и почему – впрочем, за 200 $ я бы тоже не стала.
БОльшее впечатления на меня произвело общение с пациентками. Я поняла смысл выражения «классовые различия». Представьте себе палату на девять коек, в гинекологическом отделении, где лежат, как правило, молодые женщины среднего достатка, образования и т.п. То есть, я получила возможность близко рассмотреть «простую русскую женщину», и понять, что это существо одного со мной биологического вида, но похожее на меня куда меньше, чем, например, мой муж, хотя, казалось бы, любые женщины должны быть ближе и понятнее любого мужчины.

ПРЖ (простая русская женщина) не приспособлена к жизни без зомбоящика. Она подсажена на него, как героинщик, ей честно плохо без «Камеди Клаба» («Аншлаг» для полных идиотов. Только не говорите мне что «Аншлаг» и так для идиотов. «Камеди Клаб» это передача для тех, кому «Аншлаг» кажется сложным). Она не может жить без ток-шоу. Её ломает без «Секса в большом городе». Ей искренне важно, что произошло в «Доме2». Мне никогда этого не понять – столь живо и искренне я могу интересоваться лишь проблемами своих близких. Мне насрать на то, что русские девушки выходят замуж за иностранцев – мне важно, за кого выйдут замуж Джарис, Свайа, Ежи, Айс – потому что мне хотелось бы чтобы они были счастливы. ПРЖ кажется что очень важно, за кого выйдет замуж участница риэлети шоу. Одна из моих соседок обмолвилась, что ящик у неё включен КРУГЛЫЕ СУТКИ – она не может без него заснуть. По спине у меня потек холодный пот.


ПРЖ, по-видимому, очень нежное существо. Из чего я это заключаю? Всем нам были назначены антибиотики в жопу. Довольно больно – но терпимо. Вылить себе на живот крутой кипяток или с размаху треснуться башкой об стену – гораздо больнее. Но после уколов каждая почитала своим долгом стонать, хромать, а кое-кто и плакать. На меня, с поведением в стилистике – «уколоться и забыть» - т.е. пойти заниматься своими делами, разве что машинально потирая задницу, смотрели косо.


Все ПРЖ – очень милосердные люди – им ПРАВДА не всё равно что Валерию бил муж, что Непомнюкакзовут вышла замуж за Какеготам - прочитанная в глянцевом журнале статья обсуждается час всей палатой.


Вообще, ПРЖ верует в глянец как правоверный в Коран – безоговорочно. Журнал «Космополитен» есмь руководство к действию. Они действительно полагают, что в отношениях между полами царит не любовь, и даже не честное «ты мне – я тебе», а повальный охмуреж, что главная задача бабы – это сделать из мужика зомби, при этом всячески угождая его нехитрым (менее чем у животного, потому что всякий зверь хочет не только есть – пить – ебаться, но и общаться и продолжать род) потребностям. Что главное в жизни – это рост метр семьдесят пять и объемы 90х60х90. Для коротышек предлагаются утешительные статьи – «Как перестать страдать из за маленького роста». Полным же нет пощады – только диеты и спорт – положи свою жизнь на алтарь тонкой талии. Я недоуменно чешу репу – всю-то свою жизнь полагала, что мой рост называется «рост Хариты» и гордилась тем, что нет на свете мужика не выглядящего на моем фоне огромным и страшным. Ан, надо было комплексовать.
Да, ещё женщина должна любить мягкие игрушки, а на работе заниматься служебным романом, маникюром, телефонными разговорами и всяческой компьютерной ерундой – только, упаси Бог, не работой. Если же работой – то это какая-то подозрительная женщина. Этот пассаж кажется мне особенно странным на фоне того, что «Космо» много времени уделяет именно статьям о работе – очень скучной, вроде бухгалтера или менеджера, но тратит.

Так же простая русская женщина почти непрерывно материться. Нет так как мы – когда инвективная лексика служит как бы приправой к речи, некоторым специфическим оборотом. Нет, простая русская женщина, видимо, не представляет себе, как можно говорить иначе. Мне было заявлено – хвала Аллаху, без претензии, что я говорю как по-писаному.


ПРЖ всё время ест. Перед сном, с утра, в обед, в ужин, перекусить между трапезами преимущественно хлеб – отчего становиться рыхлой и толстой – такое, знаете, некрепкое, студенистое тело почти у всех, кроме очень молодых и здоровых, где метаболизм справляется даже убойными дозами углеводов. В процессе непрерывно обсуждаются мужчины, семья и тряпки. Мне, опять таки, недоступно, зачем необходимо не лучшей подруге и не сексологу излагать все подробности своей личной жизни – к концу лечения я знала частоту сексуальных контактов каждой женщины в палате. Тряпки – розовые, пушистые, и однозначное осуждение любого пирсинга, радикальной окраски прядей и т.п. Это при том, что почти у каждой на руках не менее семи колец – это не считая обручального. Слава богу, никто не заметил двух моих серёжек в ухе.


ПРЖ – фашистка и гомофобка. Не менее часа было потрачено на обсуждение недостатков всех чужаков: «хачи» наглые, китайцы подозрительные, казахи тупые, корейцы ненормальные (собак едят), негры отвратительные и только и мечтают изнасиловать ПРЖ.. В качестве санитарок у нас работали две девочки, кажется, сёстры – обе с радикально короткими стрижками, очень худые – словом, андрогинные барышни. Главной развлекухой палаты было обсуждение того, кто из них «муж», а кто «жена» (хотя, по моему, если они лесбиянки, то видимо обе буч, и значит не друг с другом). При этом высказывалось явное отвращение, смешанное с болезненным интересом. А уж что сталось, когда пришла продавщица духов и одна из девушек сообщила, что предпочитает мужские…


Итогом сих скорбных наблюдений является то, что я поняла окончательно – мы всё ещё один вид, мы говорим на одном языке, но нам не суждено понять друг друга во веки веков, и не приведи судьба столкнуться на узкой дорожке, или быть вынужденными делить койку\ нары\ миску. И не надо лелеять сладкие мечты о том, что мы – какой либо значительный процент из «народа». Что из ста «первых встречных» хотя бы одни способен обсудить нечто утонченнее журнала «Лиза» или согласиться с нами при высказывании идей вроде «ничего плохого нет в том, что кто-то от нас отличается». Если этот народ снова устроит революцию, нас снова перевешают на фонарях. Ну, или мы их.
на работе

Новогодний спам.

Всех с Новым, как бы, Годом... Всех с новым, так сказать, счастьем... Всем: денег, это самое главное, без них всё остальное надо как в жопе веник. Ну, чтоб с личным... Ебите тех кого любите, будьте ебимы, тем кого любите, и чтобы это был один и тот же человек, и не палитесь на изменах. Здоровья, а то с циррозом и прочими радостями, даже секс, бабки и наркота не в кайф.
  • Current Music
    Рождественская песенка Exploited
на работе

(no subject)

Милые дамы, помогите кто ни будь! Есть ли спец-диеты для похудения в талии? Причём не очень обременительные для кармана, потому что авокаду с фейхуями я жрать не могу, денег нет. Похудеть хочеться к новому году, не влезаю в вечернее платье. Надеюсь, что с декабря начну ходить на самооборону и дело несколько улучшиться, но всё же...